Статьи

Как прошел дистант в русских школах за рубежом? Наше исследование

Как прошел дистант в русских школах за рубежом? В рамках семинара, прошедшего 5 декабря, поговорили и об этом. Марина Лихошерстных и Анастасия Белолуцкая от Центра образовательных инноваций «Шаг» представили результаты проведенного исследования русских школ. В проект были включены 150 школ из 30 стран, изучались открытые источники, проводилось анкетирование и серия интервью с руководителями школ.

Докладчики представили обобщенный «портрет» русской школы за рубежом, аспекты организации работы и кадрового обеспечения изученных школ, принципы построения образовательных программ, используемую учебную литературу, проблемы и потребности русских школ.

Отдельно остановились на том, как для русских школ за рубежом прошел весенний карантин: какие организационные решения принимали школы для введения дистанта. Опыт полезен тем более, что сейчас в некоторых странах снова введен локдаун и дистанционное обучение.

Значительно легче перейти в онлайн было тем школам, которые реализовывали дистанционное обучение и ранее. Например, в русской школе имени Л.Н. Толстого (Рим, Италия) с первого дня существования школы действует дистанционное отделение, причем на всех ступенях. Но для большинства организаций пандемия и карантинные меры весной оказались полной неожиданностью, потребовавшей перестроить работу полностью.

Если год назад в онлайне проводились в основном индивидуальные занятия билингвов с репетиторами (в 38% школ предлагались такие услуги, чаще по skype), а групповые занятия предлагали лишь 19% опрошенных школ, то во время карантина почти 75% школ предложили те или иные формы «живого» онлайн-обучения именно в группе.

С одной стороны, во время дистанта русские школы были более гибки из-за малого числа учеников и индивидуального подхода, – могли учитывать интересы каждого ученика, в отличие от массовой школы. С другой стороны, было важно сохранить языковое общение между детьми, взаимодействие в группе, работать коллективно, не прерываясь и не отставая от программы. В основной школе, нацеленной на прохождение итоговой аттестации, было сделано все для сохранения объема учебных часов.

На основе анкетирования, изучения сайтов школ и интервью построилась такая картина.

Школы перестроили расписание, растянув занятия на всю учебную неделю, разбили классы на малые группы, ввели последовательное расписание, сократили длительность занятий, пробовали объединять предметы и вводить тематические модули. Пришлось перестроить сами уроки, ввести больше форм деятельности, чтобы поддерживать интерес детей у экранов. При этом, эффективность перевода предмета в онлайн зависела в большей степени от компетенций педагога, чем от специфики предмета. Некоторые школы не смогли перевести ИЗО, театр или музыку в онлайн, другие сделали это с легкостью. Особым профессионалам удалось выстроить онлайн-работу с дошкольниками, пожалуй, самой сложно группой. Часть видов обучения логично оказалось сложнее реализовать в онлайне (письменные работы, постановку руки при письме, работу с фонетикой, постановку произношения, обучение русскому языку на начальном этапе и т.д.). При этом, школы активно экспериментировали с кружками и расширили спектр дополнительных мероприятий, чтобы сохранить объем коммуникации на русском языке и сохранить интерес детей.

Кроме того, все школы испытывали существенную финансовую нагрузку из-за невозможности выплачивать аренду за помещения (топ-проблема русских школ за рубежом), материально-технические трудности (интернет, цифровая техника, платные сервисы, приложения), дефицит знаний и навыков педагогов. Сложностями во время карантина стал отток учеников: не все готовы были перейти в онлайн, учитывая, что русская школа работает в секторе дополнительного (читай, добровольного) образования. Не поддержали дистант родители, которые воспринимали школу как возможность общения ребенка в русскоязычной среде. Восстановить численность учеников школам удалось только после возвращения к обычному формату работы офлайн.

Школы, имеющие постоянные связи с российскими научными институтами или российскими государственными школами, получили поддержку по организации дистанционного обучения. В целом, усилилось взаимодействие педагогов из разных школ и стран, обмен опытом, прошло несколько конференций по дистанционному обучению за рубежом, педагоги активно проходили совместные курсы и продвинулись в своих компетенциях. Как нам говорили в интервью, для многих дистант стал хоть и «временем вызова», но и «временем максимального сплочения команды».

Однако, после возвращения к обычной работе, только каждая пятая школа (20%) решила продолжить развивать онлайн направление, хотя нам встретились и те, кто ушел в онлайн полностью. Сейчас школы продолжают осваивать цифру – оптимизируют свои сайты, оцифровывают учебные материалы, осваивают цифровые сервисы и вводят их в постоянную программу обучения. Отдельные школы ввели на постоянной основе онлайн курсы для детей и взрослых наряду с очным обучением. Школы в странах с новой волной локдауна проходят «боевое крещение дистантом» по второму разу.

Соскучившись по живому общению, на конец учебного года школы-оптимисты планируют множество офлайн мероприятий: конкурсы, олимпиады, летние лагеря, эко-проекты, творческие, спортивные проекты, международные проекты. Важной линией стала работа с родителями, роль и вовлеченность которых в обучение существенно выросла.

И наконец, период дистанта для всех школ мира остро поставил вопрос содержания и качества образования, и многие школы занялись теперь пересмотром содержания своих образовательных программ – с учетом возросшей самостоятельности учеников, нового понимания видов активности на уроке, необходимости заново завоевывать интерес детей. В этом плане выдох облегчения («миновало!») наступит еще не скоро, дистант вывел образование во всем мире на новый виток спирали развития и оголил необходимость изменений в содержании, формах обучения и оценке качества. И это актуально не только для русских школ за рубежом.

Автор текста: Марина Лихошерстных